Лучшая медсестра или как я нашел свою вторую половинку.

Я знаю, что вы меня старше на 12 лет. Понимаю, что работа для вас очень важна, и если....

За годы работы хирургом случалось мне взаимодействовать с разными сестрами. Общая задача объединяет людей, но и здесь не всякий партнер способен быстро схватывать науку взаимопонимания.


Стоматологическая клиника, в которой я работаю, имеет пару филиалов в городе и даже в соседнем регионе. Когда все открывалось, брали сестер из местного медицинского училища. Некоторые прижились и работают до сих пор, а некоторые ушли. На их место в клинику набирают новых выпускников, точнее выпускниц. Текучка небольшая, поэтому в последние годы набор новых кадров случается нечасто. Во время очередного такого обновления мне досталась новенькая сестричка Маша.

Пока сестра войдет во все тонкости работы — облысеть можно. Чувствуешь себя педагогом-наставником, которому приходится напоминать, где и как вовремя подать хирургический инструмент. Все надо не только знать, но и уметь быстро ориентироваться. Даже опытная сестра порой замешкается, не сразу сообразит, что требует хирург.

Говоришь сестре: «Подай шпатель». Если сработались, то можно и не уточнять, какой именно. Она уже знает, привыкла, набрала опыт, а новенькая может запутаться в разнообразии шпателей. Время утекает на объяснения, а несчастный пациент сидит в кресле с открытым ртом. Ладно бы он спал под наркозом, но у нас не тот случай. Пациент остается в сознании, все слышит, все понимает,
В первый же день работы Мария развеяла мои опасения. Она понимала меня с полуслова. — Маша работает на уровне рефлекса, — говорил я коллегам, а сам-то не сразу и заметил, как она выключает аспиратор еще до того, как я об этом попрошу.

Другие сестры сначала слушали указание, а уж потом делали. Здесь — совсем другой случай. Если бы я сразу заметил это чудо, призадумался бы, но тогда я воспринимал Машин талант как нечто само собой разумеющееся.
Конечно, я не абсолютный слепец. Видел, что Мария чрезвычайно красивая девушка, заметил и ее неординарный ум. Но все это было для меня объективно, как и для многих других в клинике. Личных чувств касалось лишь то профессиональное удобство, которое образовалось с приходом Маши.

К хорошему привыкают быстро, и когда мне вдруг стало известно, что, Маша переезжает в тот город, где у нас филиал, я отнесся к этому слишком легкомысленно. Что имеешь — не хранишь, потерявши — плачешь. Без Маши я оказался как без рук. Про себя удивлялся некомпетентности новой медсестры, а ведь никакой некомпетентности не было. Просто новенькая оказалась такой, как все предыдущие — ее обучать всему надо было. Это я оказался сильно избалован Машей.

Телефон бывшей подручной у меня, естественно, сохранился, и как-то раз, я позвонил ей с признаниями. Праздновал день рождения с друзьями, немного выпили, вот у меня и проснулась излишняя сентиментальность.

Как трудишься? — спросил я легко, хотя и проскользнула в моем голосе тень сожаления.

Без вас все валится из рук, — ответила трубка Машиным голосом.
И тут меня прорвало. Я сказал Маше, какая она уникальная, как я не ценил ее гениальный талант медсестры, и даже пообещал нагрянуть в ее город в отпуск проездом…


В трезвом виде всего такого и не скажешь. Не дал слова — крепись, а если дал, то держись. Меня так бабушка учила по народным сказкам. Хоть я и был подшофе, но слово не воробей. В общем, я серьезно отношусь к сказанному, а отпуск должен был начаться через неделю. Приехал я в город, где жила Маша. Остановился в гостинице и снова ей позвонил, чтобы повидаться.


Встретились у областного театра, и пошли к реке. Набережная была пустынной. Мы шли вдоль реки, и я рассказывал о новостях в клинике, о том, как приходится обучать новую медсестру и все ей объяснять. Естественным был и мой вопрос:

Как тебе удавалось так ловко работать?
Маша остановилась у парапета и ответила запросто, словно рассуждая сама с собой:

Так устроена ваша мужская психика. Увлеченно занимаясь чем-то, вы становитесь безразличны к другим явлениям, воспринимаете их как фон. Вы, Иван Константинович большой профессионал в стоматологии. Но женщины, в отличие от вас, умеют держать в сознании одновременно несколько дел…

Это ничего не объясняет, — прервал я Машины рассуждения.

Почему же? — спросила она так, будто ожидала моих возражений. — Именно это все и объясняет. Вы мне симпатичны, а тот доктор, с которым я сейчас работаю, нет. Поэтому я не очень понимаю, когда ему нужен пинцет, а когда лоток. Вас я заранее улавливала, на подсознании.

Так зачем же ты перевелась? — спросил я и уперся в ее смеющийся взгляд.
Маша смотрела на меня, как смотрят на забавных в своей бестолковости детей. У нее даже улыбка была такая же.

У меня тут родители, и к тому же не было другого способа донести очевидное, — сказала она. — Вы очень увлеченный человек, а увлеченные люди похожи на трамваи. Они бегут по рельсам и не съедут с них, пока рельсы не закончатся.
Признания меня ошарашили. Я хотел было поведать Маше, что между нами 12 лет разницы. Но девушка опередила меня:

Я знаю, что вы меня старше на 12 лет. Понимаю, что работа для вас очень важна, и если клиника пробьется в столицу, то, скорее всего, именно вам и предложат переехать туда в первую очередь. Просто я хотела убедиться, что никого другого так ясно не чувствую. Я не читаю мысли и не владею гипнозом, наверное, как-то настроена на вашу волну… Вот сейчас вы будете шнурок завязывать… Последнее было произнесено за миг до того, как я протянул руку вниз и собрался нагнуться к развязавшемуся шнурку. Я только что его заметил. А еще я заметил, насколько Маша похорошела за время разлуки. Я подумал: «Раз уж не пугают Машу 12 лет разницы, то почему бы попросту не пригласить ее в гостиницу или в ресторан?»

Для начала пригласите меня в ресторан, — сказала она, хоть я сидел в этот миг на корточках и завязывал шнурок на ботинке.
Значит, по глазам она читать не могла, «ауру считывать» тоже. Это действительно «волна».
Как врач, я смотрю на мир материалистически, не склонен верить во всякие ауры и чудеса телепатии. Фокусы нужны в других профессиях, не связанных со здоровьем живых людей, но с того самого времени мы с Марией работаем всегда в паре. Это моя медсестра, так же как и я — ее хирург. Да и вне работы я без Маши не живу. То есть не представляю себе жизни без нее, словно мы — один человек. Я счастлив, что мы нашли друг друга.

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 10
  1. Роза

    Бахытты болыныз

  2. Сергей

    Я очень рад за этих добрых людей , что две половинки стали одним целым , гармоничным и настоящим ! Живите в радости и будьте счастливы ! Это благословение Божье…

  3. Аноним

    Счастья вам

Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: