Бродячая жизнь пса Алекса

Бродячая жизнь пса Алекса

Не знаю, сколько лет моему псу Алексу, я взяла его уже взрослым два года назад. Фото Алекса попалось мне случайно в интернете и, увидев его печальные глаза, я уже не смогла забыть их. Списалась тогда с девчонками, которые его курировали, они и доставили Алекса прямо ко мне домой.

Моя мама была в шоке от огромной немецкой овчарки в её квартире. «Зачем он тебе? Тощий, облезлый!» — говорила она, а у самой глаза наполнялись слезами, когда он подходил к ней на цыпочках и клал голову на колени. «Ой, детка, — говорила Алексу мама, — На тебе кусочек мяса». «Мам, ему нельзя лишнее, только строго по расписанию», — делала замечание я, в душе радуясь, что мама жалеет Алекса, а, значит, принимает его.

Мне удалось составить приблизительную хронологию его «пути ко мне» по рассказам очевидцев и догадкам. Началось всё с новогоднего салюта. Похоже, первые хозяева Алекса взяли его с собой за город запускать на Новый год фейрверки. У собак слух в двадцать раз тоньше человеческого, поэтому собаки не любят взрывов. Когда начался салют, Алекса свели с ума резкие хлопки, шум от которых шёл по нарастающей. Пёс рванулся и побежал вдоль трассы, без оглядки, лишь бы подальше от этих невыносимых, сдавливающих мозг, звуков.

Алекса подобрал дальнобойщик. «О, какой красавчик! Иди-ка сюда!» — позвал он мечущегося по дороге пса. Если бы у Алекса имелся чип, то у него был бы реальный шанс вернуться домой к своим прежним людям, но чипа не было. Дальнобойщик распознал чистую породу в собаке и захотел забрать Алекса к себе в деревню, поэтому взял и увёз собаку далеко-далеко, за многие километры от его родного дома.

Алекс не видел в дальнобойщике своего человека, тем более, лидера. Собаке вообще было непонятно, зачем его куда-то везут, где его привычный матрасик и вкусный, хрустящий корм, который ему насыпали в чистую, блестящую тарелку строго два раза в день. Алексу не нравилось его новое имя Абрек. Ну, какой он Абрек? Он – Алекс, милый, интеллигентный пёс с документами и хорошей родословной, и он сбежал от дальнобойщика.

Но почти сразу Алекс попал в руки грубого, черноволосого парня с узкими глазами. Тот навязал собаке на шею верёвку и потащил его за собой. «Это моя собака. Мухтар, ко мне!» — услышал вдруг Алекс. Мужчина с узкими глазами испуганно обернулся и увидел седовласого старика. «Парасти, дуруг. Я не знала, что эта твоя пёс», — сказал он, запинаясь от волнения и отпустил Алекса.

Алекса пробирал холодок страха, когда он шёл рядом с узкоглазым мужчиной, а седовласый старик сразу ему понравился, поэтому Алекс, не обращая внимания на новую, странную кличку, радостно засеменил к старику. «Ну, что, дружище, потерялся? – сказал старик и потрепал Алекса по холке, — Пошли, покормлю тебя». Алекс сразу признал в седовласом лидера и уже не отходил от него, и ничего не боялся, более того, он готов был порвать любого, кто посягнёт на его нового человека.

У седовласого был большой дом. Старик сварил для Алекса гречневую кашу с тушёнкой и выложил её в такую же блестящую тарелку, какая была у Алекса в старом доме. Каша оказалась гораздо вкуснее сухого корма, и Алекс проглотил её за пять секунд. Потом седовласый бросил ему старое одеяло в углу прихожей. «Мухтар, место, лежать», — сказал седовласый строго, и Алекс мгновенно понял знакомые команды и послушно улёгся в углу.

Целую неделю Алекс наслаждался жизнью в доме седовласого и влюбился в строгого старика. Но на восьмой день старик не позвал его утром есть кашу, он вообще лежал на своей кровати без движения и молча смотрел в потолок. Тогда Алекс завыл. Через полчаса, а, может, меньше, стали стучать соседи. Кто-то открыл дверь снаружи и по дому забегали незнакомые люди, потом подъехала машина, появились другие незнакомые люди в белых халатах, все повторяли друг за другом незнакомые слова «инфаркт», «сердце», «больница». Алекс услышал, как молодая женщина по телефону объясняла кому-то: «Состояние тяжёлое, хорошо, что он этого пса взял, который своим воем весь посёлок поднял на ноги, а то бы не успели». Алекс не понимал, что происходит и потихоньку выбрался из дома погулять, а, когда вернулся, никого уже не было и двери дома были закрыты. Похоже, у него опять начиналась бродяжья жизнь.

Сколько Алекс скитался один, я не знаю, может, неделю, может, месяц. Чем он питался? Случайными подачками? Воровал? Трудно сказать. Культурный пёс не приспособлен с жизни бомжа. Алекс сильно отощал. Его заприметили две студентки и забрали к себе на передержку, а потом Алекс попал ко мне в руки.

Восстановить его было нелегко, но за два года моих забот о нём он превратился в красавца, крутого, упитанного пса с глубоким, преданным взглядом. Я не знаю, кто были его первые хозяева, и не понимаю, помнит ли он тот злополучный новый год с ними, когда наверняка они все вместе наряжали ёлку, как наряжали такую же ёлку на днях мы со своей семьёй. Алекс радовался, подносил из коробки огромные пластиковые шары, аккуратно держа их в зубах, как будто понимая, что может сломать хрупкую пластмассу. Я рада, что сделала Алекса счастливым. То, что он счастлив, видно по нему, по его обаятельной, собачьей улыбке, которая омрачается только тогда, когда он слышит звуки фейерверков под окнами. «Не бойся, Алекс, — говорю ему я, — Иди ко мне». Он подбегает, кладёт мне свою огромную морду на колени, а я обнимаю его, закрываю ладонями уши и надеюсь, что рядом со мной ему не страшно.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: